Путешествие в мир художественных промыслов России. Часть 2.

Друг читатель, наше путешествие продолжается! Что там дальше?
Откроем-ка нашу Дорожную карту:
Русские художественные промыслы / [отв. ред. М. Шинкарук]. – М. : Мир энциклопедий Аванта+ : Астрель, [2011]. – 179 с.

Русские художественные промыслы

Э-э-эй, ветер Могуче-е-ей! Отправляемся в Нижегородскую область, родину «золотой Хохломы». Летим в город Семенов – столицу хохломского промысла, особенностью которого является изготовление золоченой деревянной посуды без применения драгоценного металла и своеобразная растительно-травная роспись.

Хохломская роспись деревянных изделий как промысел возник на рубеже XVII-XVIII вв. Название промысла произошло от названия села Хохломы, где традиционно изготавливали и продавали изделия с хохломской росписью. Впервые упоминание об этом селе встречается в документах XVI в. Еще при Иване Грозном о Хохломе знали как о лесном участке под названием Хохломская Ухожея. До сих пор в селах Нижегородской области можно услышать легенды о том, как пришла Хохлома на Волжскую землю и где взяла она огненные краски. Говорят, поселился давным-давно в лесу за Волгой веселый мужичок-умелец. Избу поставил, стол да лавку сладил, посуду деревянную вырезал. Варил себе кашу пшенную и птицам не забывал насыпать. Прилетела к его порогу как-то раз Жар-птица, задела золотым пером чашку с кашей, и стала чашка золотой. С тех пор символом хохломской росписи стала огненная жар-птица.

Другая легенда, которую можно прочитать в книге:
Бедник, Н. Хохлома / Н. Бедник ; рис. Л. Солодовниковой. – Л. : «Художник РСФСР», 1980. – 39 с.

рассказывает о том, как жил в давние времена в Москве мастер-иконописец. Царь высоко ценил мастерство этого иконописца и щедро награждал за труды. Любил мастер свое ремесло, но больше всего любил он вольную жизнь и поэтому однажды тайно покинул царский двор и перебрался в глухие керженские леса. Срубил он себе избу и стал заниматься прежним делом. Мечтал он о таком искусстве, в котором бы отразилась красота родной земли. Так и появились первые хохломские чашки, украшенные пышными цветами и тонкими веточками. Слава о великом мастере разнеслась по всей земле. Отовсюду приезжали люди, чтобы полюбоваться на его мастерство. Многие рубили избы и селились рядом.

Наконец дошла слава мастера и до грозного царя, и повелел он отряду стрельцов найти беглеца и привести. Но быстрее стрелецких войск летела народная молва. Узнал мастер о своей беде, собрал своих односельчан и раскрыл им секреты своего мастерства. А утром, когда вошли в село царские посланцы, увидели все, как горит ярким пламенем изба чудо-художника. Сгорела изба, а самого мастера, как ни искали, так и не нашли. Только остались на земле его краски, которые словно вобрали в себя и жар пламени, и чернь пепелища.

Также эта книга расскажет, как под умелой рукой мастера рождаются узоры необыкновенной красоты. Узор из цветов, трав и ягод называется растительным орнаментом. Хохломские художники так и говорят: «Пишу под растительный орнамент». Видов этого орнамента несколько. Самый любимый и стародавний из них - «травный орнамент», или просто «травка». «Травка» - обязательная часть любого растительного орнамента «хохломы». Травки превращаются в крупные кудри-завитки, народе такой узор называется – кудрина. Основой растительного хохломского узора является извивающийся стебель. Народные мастера называют его «криуль».

Русские художественные промыслы

Хохломские росписи украшают предметы – чаши, ковши, стаканчики, вазы, округлые тулова которых как бы сами подсказывают художнику, куда изогнуть веточку, где рассыпать ягоды. Очень часто среди кустиков и веточек художник помещает не только ягоды, листочки и цветы, но и птиц, рыб, бабочек.


- Друг-читатель, какая птица является символом хохломской росписи?
Ответ: символом хохломской росписи стала огненная жар-птица, украшенная яркими цветами.

С традициями, с особенностями хохломского орнамента знакомит книга:
Жегалова, С. К. Росписи Хохломы : [рассказ : для сред. и ст. шк. возраста] / С. К. Жегалова ; рис. А. Драгового. - М. : Детская литература, 1991. – 46 с.

Украшали хохломской росписью в основном деревянную посуду, которая использовалась в быту. Много познавательной информации в этой книге об истории деревянной посуды, которая с древнейших времен была в повсеместном употреблении: деревянную ложку с миской можно было увидеть на столе боярыни и в избе крестьянина, в хозяйстве богатого вотчинника и в царском обиходе. Наибольшим спросом пользовались ложки, чаши, мисы и солонки. Одинаковая по названиям, посуда весьма различалась по формам и размерам. Малые чаши – чашки, - кроме размера и уменьшительного названия ничем от чаш не отличались. Близкими к ним были мисы – миски, которые служили и для вторых блюд, и для питья. Из маленьких чашек – размером до десяти сантиметров в диаметре – кормили детей.

Самой почетной посудой на столе была солоница. В народных пословицах хлеб и соль объединены в одно неразделимое целое. «Хлеб-соль ешь, а правду режь» - говорит одна. «Без соли, без хлеба – худая беседа», - вторит другая. Вместе с караваем хлеба соль в солонице участвовала в торжественных ритуалах, хлебом-солью, как символом радушного приема, встречали гостей, молодых со свадьбы. Отношение к соли отразилось и на ее хранилище – солонке. Народный мастер не скупился на ее отделку. На Севере солоницы делали в форме плывущей уточки, в Поволжье - в виде стульчика – «трона», а хохломичи делали ее в виде вазочки с крышкой на фигурной ножке.

- Друг-читатель, отгадай, какой посуды требовалось больше всего?
Ответ: больше всего требовалось ложек – миски и чашки могли быть общей посудой, без своей же персональной ложки не мог обойтись ни один человек.

Самой употребительной была ложка «межеумок» с широкой и емкой, чуть сплюснутой лопастью. Вместительность ее имела значение при общесемейной или артельной трапезе: больше зачерпнешь, больше достанется! Чуть меньше была ложка «тонкая», отличавшаяся более округлой лопастью. Короткая и округлая ручка ложек завершалась точеной шишечкой, напоминавшей церковную главку – луковку. Настоящим произведением искусства по изяществу формы была ложка «баская», то есть красивая, как называли ее сами мастера. Ее тонкая ручка с главкой, постепенно расширяясь, переходит в лопасть в виде повисшей и как бы готовой упасть капельки.

Мой друг, предлагаю тебе раскрасить ложку, а мотив хохломском росписи ты можешь выбрать в книге:
Золотая хохлома : наглядно-метод. пособие для педагогов и родителей : альбом для дет. худож. творчества / [ил. Л.В. Грушина]. - М. : Карапуз : Сфера, 2009. - [16] с. - (Наш вернисаж) (Классики).

В этой книге представлены традиционные элементы и орнаменты с помощью которых ты можешь сам придумывать свои узоры, создавать красивые композиции и украшать ими деревянные заготовки.

Перед тем как взять в руки краски посмотри книгу-альбом:
Хохлома : [фотоальбом] / жанровые и видовые фот. Н. Рахманова, А. Шпикалова ; постановоч. фот. С. Зимноха, С. Петрова ; сост. В. Вишневская, Н. Мамаева ; авт. текста В. Вишневская ; худож. А. Ершов. - М. : Планета, 1980. - [159] с. : цв. ил. - (Человек и творчество).

В альбоме представлены уникальные работы многих поколений народных мастеров. Эти изделия, которые радуют яркими красками, щедростью узоров и мастерством исполнения, разнообразны. Это знаменитые ложки, половнички, ковши, бочата; столовые наборы для ухи, кофе, чая, меда; предметы из наборов для ягод, фруктов, овощей… Это настоящая хохлома, сделать которую совсем непросто: сначала мастер вырезает из дерева изделие – заготовку. И прежде чем стать золотой, она бывает и глиняной, и серебряной. О том, как происходит чудесное превращение белой деревянной заготовки в золотую, рассказывается на страницах этого уникального альбома.

Рисунки для раскрашивания - открой, сохрани рисунок и раскрась его !
Русские художественные промыслы Русские художественные промыслы
Русские художественные промыслы




- Получилось? Тогда, друг-читатель, прими от меня подарок:





Интересное о городе золотой хохломы:

Ростом разные подружки,
Но похожи друг на дружку,
Все они сидят друг в дружке,
А всего одна игрушка!

Это знаменитая семёновская матрёшка . Ее делают из липы, березы или осины. Но каждый мастер знает свой секрет дерева и подготовки его к обработке. Долго выбирает он ровные, не сучковатые деревья, спиливает их ранней весной. Очищая дерево от коры, мастер обязательно оставляет ее в нескольких местах нетронутой. Это делается для того, чтобы при сушке древесина не трескалась. Затем подготовленные бревна укладывают штабелями так, чтобы между ними свободно проходил воздух. По несколько лет стволы выветривают, сушат на открытом воздухе до нужной влажности. Здесь очень важно не пересушить и не досушить бревно - этот секрет знают народные умельцы. Надо как говорят они, чтобы дерево звенело, пело. Высушенные бревна распиливают на чурки и болванки.

До 15 операций проходит липовая болванка, прежде чем стать красивой, нарядной куклой. С большим мастерством, присущим скульпторам, токарь вытачивает голову и туловище матрешки снаружи и изнутри, используя незамысловатые инструменты - нож и стамески. Сначала вытачивается самая маленькая матрешка из березы - не открывающаяся фигурка. Затем - нижняя часть следующей - донышко. Донышка для матрешек мастер изготавливает сразу на тысячу штук. Это делается для того, чтобы нижняя часть могла подсохнуть. Когда токарь заканчивает десятую сотню, первая сотня уже высохла и к ней можно готовить верхнюю часть игрушки. Сушить верхнюю часть матрешки не надо, ее надевают на донце, где она усыхает и плотно обхватывает шип и поэтому плотно держится. Семеновские токари создали свою форму матрешки - она более стройная, относительно тонкий верх ее резко переходит в утолщенный низ. Фигурки тщательно прошкуривают, грунтуют картофельным клейстером и сушат. Теперь она готова к росписи.

В Семенове матрешки делают в соответствии с местными традициями - оставляют больше не закрашенного дерева, расписывают анилиновыми красками, а потом лакируют. Вначале художники намечают тонким росчерком контуры лица - делают глаза, губы, наводят румянец. Затем они "одевают" матрешку в платок, юбку, передник, ририсовывают ей руки. Самое главное - роспись фартука. Именно по крупной цветовой росписи фартука семеновская матрешка легко узнаваема. Букет пышных цветов главенствует над всем - он больше лица, он почти в рост игрушки. Роспись фартука самобытна, цветы неожиданны. В природе таких нет - это всегда плод фантазии художников. В основном, художники используют три цвета - красный, синий и желтый, варьируя сочетания цветов в росписи платка, сарафана и фартука. Найденное цветовое решение закрепляется в самом крупном цветке фартука. Его по давней традиции пишут чуть справа.

Каждая матрешка имеет свой характер и наряд, свое образное решение. Семеновская матрешка давно стала национальным сувениром. Семёновская матрёшка отличается от других матрёшек своей многоместностью - в неё вкладывают до 15- 18 разноцветных кукол. Именно в Семёнове была выточена самая большая 72-местная матрёшка, диаметр которой 0,5 метра, а высота 1 метр.

В Семенове ежегодно проходит Международный фестиваль «Золотая Хохлома». Праздник собирает мастеров народных художественных промыслов со всех уголков России. К каждому фестивалю семеновские мастера изготавливают что-то неординарное — расписную ложку длиной 2,65 метра, гигантскую деревянную чашу более 2 метров в диаметре, 3-метровый детский стульчик. В прошлом году они вырезали и расписали двухметровую утку-ковш. Все эти уникальные произведения ручного труда хранятся в местном музее хохломы.

В 1916 году в городе Семёнове открылась Школа художественной обработки дерева , из которого и выросла фабрика «Хохломская Роспись». Фабрика в Семёнове встречает избушкой Семёна-ложкаря и его памятником. В Семенове о нем помнят, его почитают, ему благодарны за то, что он научил делать чудесные удобные деревянные ложки. Своим рождением известный всему миру город Семенов тоже обязан именно этому мастеру.

Русские художественные промыслы

О судьбе Семена Ложкаря поведал нижегородский писатель, сказочник, краевед Сергей Васильевич Афоньшин (1908—1984).

Легенда о Семене Ложкаре

Жил в сосново-березовом краю Семен Ложкарь. «Сквозь сосновые боры и березовые долы пробирается темной змейкой речка Санахта, бежит-торопится повидаться с соседом Керженцем. На пологом холме у реки среди сосен вековых прижалась к распаханным кулигам просторная и приземистая изба Семена-Ложкаря». Здесь была ничейная и свободная земля, где укрывались от гонений и старообрядцы.

Семен мастерски резал ложки. Ничьим холопом и рабом не бывал, отца с матерью не помнил, а о себе говорил, что «работает на всех русских людей, что по Волге живут и едят не руками, …а с кленовой и березовой ложки». Жил мастер со своей женой Катериной и дочкой Авдоткой. Втроем они мастерили ложки, «да такие приглядные и ловкие, что люди тюрю с квасом, горох и кисель без масла и приправы хлебали да прихваливали! И пошла про Семена слава по лесам, городам и весям Поволжья».

Решил грозный царь воевать сразу с крымским ханом, турецким султаном и ливонскими рыцарями. Все было собрано, только нечем было в походе есть, ложек не хватало. Сыскали по приказу царя в глухих лесах Семена-умельца, должен был он к весне сделать сто сороков ложек кленовых для царских воевод, опричников, попов и монахов; в сто раз больше ложек березовых для стрельцов, пушкарей и работных людей. Выполнил заказ мастер. Ушли в поход воины с двумя деревянными ложками: коренной и запасной. Дивились чужеземцы деревянным ложкам: как исправно русские ими еду хлебали и потом на них играли. Сами пробовали есть и довольны оставались: ложкой не обжигали губы, как серебряной, а после еды она не зеленела, как медная. Захотелось и им такие ложки поиметь…

К следующей весне заказал царь ложек в сто раз больше. «Так вот поработал Семен-Ложкарь еще лето да зиму, все березы и клены далеко кругом дочиста на ложки срубил, а царский урок не выполнил – дерева не хватило». Посоветовал больше за ложками не приезжать. Не послушался его опричник и приехал со стражниками по весне. Увидели, что ложек мало, и «заковали в железы Семена-Ложкаря и погнали в гиблые места из-под земли свинец и медь добывать». А избу мастера сожгли…

«Когда прошел среди народа слух, что между Волгой и Керженцем хорошая земля под березовыми вырубками пустует, потянулись люди на Семеновы пустоши». Зазеленела одинокая береза, а когда сережки созрели, разнес ветер семена по просторам Заволжья, выросли вокруг молодые березовые леса.

Лет через тридцать-сорок пришел в эти места из-за Камня старец. Когда спрашивали его, чей он, отвечал: «Молодым был ничей, потом стал царским, а теперь опять ничей!» И трудно было старожилам узнать в страннике Семена-Ложкаря. Глаза его выцвели от пыли и пота, кожа побурела от ветра и солнца, голова побелела от лютой невзгоды, а спина согнулась от работы не по силам. Но умелые руки Семена-Ложкаря дела не забыли. Разыскал старик заросшее лесом пожарище, построил тут себе избушку и начал делать березовые ложки». Простой народ стал обедать новыми ложками и захотел перенять мастерство Семена. Старый ложкарь никому не отказывал, всех учил. А люди так и тянулись в эти края, ставили избы и продолжали дело мастера. Выросло большое селение, а вокруг много деревень. «Там, где была избушка старца Семена, родился и вырос целый город Семенов – родина и столица ложкарного промысла».

Дорогой Друг, я не успел рассказать тебе обо всех народных промыслах Нижегородского края, мне пора в путь-дорогу. Ветер Могучей не может долго находиться в покое, торопит меня лететь дальше. А ты поспеши в библиотеку за книгами, о которых я тебе рассказал. До новой встречи, мой Друг-читатель!

 
наверх